Бунт эсэсовцев-мусульман в 1943 году.

О неизвестном восстании в дивизии “Ханджар”, случившемся в 1943 году

687D1ADC-042D-4A9B-95C0-B232667F57EF
 

Надо сказать, что попытка заставить боснийцев служить в СС была обречена с самого начала. Обучавшие легионеров 13-й горнострелковой эсэсовской дивизии “Ханджар” немецкие офицеры наперебой жаловались начальству: мусульмане славянского происхождения постоянно уходят с тренировок молиться, а это же пять раз в день! Босняки с диким подозрением пробуют тушёнку на обеде и ужине, и если хоть кому-то вдруг покажется, что там имеется свинина, начинается скандал. Приходится издалека везти другие консервы, на это уходит приличное время, а солдаты бездействуют и курят кальян. Потом один из боснийцев вдруг догадался — солдатские ботинки и ремни изготовлены из свиной кожи. Новоявленные эсэсовцы с криками разулись, распоясались, и побросали всё в сортир. Гитлеровские офицеры уже буквально рыдали, заказывая в штаб-квартире СС обувь и ремни с сертификатом качества, из коровьих шкур. Всё это время нацисты и боснийцы оскорбляли друг друга и даже дрались до крови. Ясное дело, вечно такая ситуация длиться не могла. 17 сентября 1943 года солдаты дивизии СС “Ханджар” близ французского города Вильфранш-де-Руэрг, распропагандированные всего одним (!) коммунистом, подняли восстание. Их выступление считается единственным бунтом в войсках СС и вермахта за всю Вторую мировую войну.

 

“Кинули” с рекламой

Как известно, после тяжёлых поражений на Восточном фронте (в частности, в Сталинграде) нацисты принялись создавать дивизии СС из народов “негерманской национальности”. “Ханджар” собрали в июле 1943 года — в составе подразделения оказались 13 000 босняков-мусульман, 6 000 хорватов-мусульман (да, такие тоже есть) и 3 000 косовских албанцев. В военном лагере, натурально, тут же начался мордобой между разными национальностями, поэтому офигевшие от югославской специфики немцы были вынуждены сформировать “этнически чистые” отряды без смешивания легионеров. Завлекали в СС стандартной рекламой от вербовщиков — приходи к нам, и будут у тебя деньги, бесплатная еда и прекрасные условия жизни. Вскоре новоявленным эсэсовцам пришлось уяснить — не всякой рекламе стоит верить. Тренировки под руководством офицеров СС длились по 12 часов, изматывая солдат так, что те засыпали мёртвым сном. С едой были проблемы, поскольку в Берлине сперва не учли, что мусульмане, оказывается, не едят свинину. Ну и отношение немцев к боснийским эсэсовцам было вконец неприятным: им постоянно показывали, кто тут истинные арийцы, а кто вообще унтерменши (согласно расовой теории, популярной в Рейхе, боснийцы, как и другие югославы, считались динарцами — ветвью т.н. переднеазиатской расы). Когда в рядах “Ханджара” появился коммунист-подпольщик, 25-летний унтерштурмфюрер Джанич — ему не пришлось много трудиться.

 

“Свинина — наш товарищ”

Ферид Джанич был кадетом югославской армии, затем партизанил в лесах. Был взят в плен, и, чтобы спасти свою жизнь, вступил в дивизию “Ханджар”. Там он создал ячейку коммунистов из четырёх человек — кроме него, в ячейку входили солдаты Божо Еленек, Лютфия Диздаревич и Никола Вукелич. К тому времени у боснийцев ежедневно вспыхивали драки с немцами. Распространялись слухи, что всех отправят на Восточный фронт, а с русскими эсэсовцы воевать не хотели — ввиду боязни мощи Красной Армии. Джанич постоянно подливал масла в огонь в коллективе, нашёптывая: эти немецкие собаки нас за людей не считают, чуть что — сразу по зубам, мы для них тупо “пушечное мясо”. Немецкие же офицеры своим поведением раздражали народ капитально: они поселились в отдельной гостинице, имели денщиков, стиравших им бельё и одежду, и нагло поглощали из железных банок богопротивную свинину на глазах у легионеров-мусульман. Ферид особенно упирал на последний факт, объясняя своим друзьям — “Немцы поступают, как идиоты — свинина в этом случае наш товарищ”. Но тут дела пошли совсем плохо: “арийцы” заставили рядовых-мусульман построить себе домики для телесного отдыха, куда открыто водили заранее оплаченных французских гурий. Вот этого эсэсовцы “Ханджара” вынести уже не смогли. Сотни солдат согласились на восстание.

 

Фото: Bundesarchiv

 

Растерзали на мелкие кусочки

17 сентября 1943 года пятеро высших офицеров СС, включая оберштурмбанфюрера Оскара Киршбаума, были убиты: их просто растерзали на мелкие кусочки, резали ножами, избивали палками, пинали сапогами — от нацистов осталось только кровавое месиво. Джанич и его соратники стали уговаривать босняков уходить в леса, чтобы примкнуть к французским партизанам, но… его предложение не встретило энтузиазма. Хотя солдаты СС нашили себе красные ленточки в знак поддержки коммунистических идей, в сущности никто из них не знал, что делать потом. Идти сражаться на чужой территории вместе с иностранцами? Но это ж неизвестно где, а связей с французами нет. Решимости восстать против немцев и перебить ненавистных инструкторов у легионеров хватило, а как действовать дальше — они совсем не представляли. Зато немцы как раз не теряли времени зря — начальник местного лазарета СС доктор Вильфрид Швайгер срочно побежал к батальонному имаму Халиму Малкочу с просьбой “уговорить бунтовщиков”. Малкоч принялся объяснять восставшим, что те идут против ислама, а большевики-то на самом деле ещё хуже и злейшие враги мусульман. Он выиграл пару часов — повстанцев окружили албанские солдаты СС, и начался бой. В перестрелке с верными Гитлеру эсэсовцами был убит лидер восстания Ферид Джанич, остальные легионеры сложили оружие. Нацисты обещали сдавшимся полное прощение, но, разумеется, благополучно всех кинули.

 

Перебежали к коммунистам

15 боснийских эсэсовцев были казнены за участие в восстании, 265 отправлены в концлагеря Нойегамме и Дахау, 560 сосланы в Германию на тяжёлые работы в “Организации Тодт”. Восстание провалилось, хотя можно сказать, что своей цели коммунист Джанич достиг — он в одиночку вывел из строя почти тысячу будущих фронтовиков. После этого немецкое командование не решилось послать “Ханджар” на Восточный фронт, выставив боснийские СС против партизан в самой Югославии. Там отъявленные мерзавцы из этой дивизии сотнями жгли деревни и тысячами убивали мирных жителей, своих же сограждан. Не у всех выдерживали нервы — 2 000 солдат “Ханджара” дезертировали, 700 эсэсовцев перешли на сторону партизан. Даже один из имамов — Абдулла Михасилович, и тот в конце концов перебежал к коммунистам. Лишь в декабре 1944 года Гиммлер решился бросить “Ханджар” против Красной Армии в Венгрии, и случилось то, чего наиболее дальновидные эсэсовцы-мусульмане боялись с самого начала: последние части боснийских СС были разгромлены буквально за считанные недели.

Дальнейшая судьба участников дивизии сложилась по-разному. Её командир, группенфюрер СС Карл-Густав Зауберцвейг в 1946 году совершил самоубийство, убоявшись выдачи трибуналу Югославии. Предатель-имам Халим Малкоч, который помог подавить восстание и получил за это Железный крест, был публично повешен в городе Бихач в 1947 году. Чуть позже суд Югославии приговорил к смерти ещё 10 боснийских эсэсовцев, а 28 отправил в тюрьму — однако в 1952 году, на фоне ссоры двух Иосифов — Тито и Сталина, этих бандитов амнистировали и освободили. Французский городок Вильфранш-де-Руэрг в память о восстании назвал одну свою улицу “Хорватское авеню”, поскольку кто такие босняки, местные жители в принципе не знали — они были в курсе сугубо про хорватов. Впоследствии правительство СФРЮ попросило переименовать улицу в “Югославское авеню”, но французы испугались и наотрез отказались это сделать.

 

Георгий Зотов

https://fitzroymag.com/istorija/bunt-jesjesovcev-musulman/?fbclid=IwAR2g84Tv6Fl9GdieL5oN3m_idSzIFXgRHA8se9gHzWdZ9ZEtntMidtcqvzo

SOVIETS confidential11 декабря 2020
66
 0.00